Блог сайта «Всё о женщинах:» https://www. Youtube

Блог сайта «всё о женщинах»

https://www. youtube. com/watch? v=vKPE-VzDWGE
— Стеснялась не песни, а своей комбинации. Перед выходом на сцену хореограф Алла Сигалова, которая поставила мне номер, сказала, чтобы я сняла полупальто, под которым у меня была одна комбинация. Да не просто сказала, а, как, впрочем, все, что делает Алла, сама в мгновенье ока расстегнула пуговицы. Музыка уже звучит, партнер на сцене, я выхожу в неглиже на ватных ногах, а в мозгу только одна мысль: «Виктор в зале. Что я ему скажу?» И все время, пока танцевала и пела, я видела его глаза. Самое удивительное, что ему понравился наш номер. Он мне даже сказал: «Лайма, ты молодец, создала новый жанр — псевдоретро».
— Я был на этом шоу в концертном зале «Россия», когда в финале вы взмывали в открытом авто на фоне старой Риги и весь зал делал: «Ах!» Это Борис Краснов придумал?
— Нет, это я сама придумала. Но Боря подзабыл и сказал, что это он. Я не стала возражать. Пусть! Я не жадная.
— Самое поразительное в вашей биографии — это какая-то ваша абсолютная уверенность, что вам должны все служить, подчиняться вашей воле, выполнять ваши желания и указания. Раймонд Паулс будет писать музыку, Михаил Барышников танцевать. Откуда это в вас?
— Это из детства. Я всегда знала, что хотела. И как этого надо добиться. А когда не получалось, включала голос. Ведь зачем-то он мне дан? Орала так, что проще было сделать по-моему, чем сопротивляться. С годами стратегия, конечно, изменилась, но упрямство осталось. А может, все дело в моем знаке — Овен. С его представителями, как известно, особенно не поспоришь. Но жизнь поворачивает по-разному и совсем не так, как бы мне хотелось. Вплоть до того, что я ведь не собиралась петь. Всерьез собиралась учиться на врача. Мечтала стать хирургом. Думала только об этом. Просто родителям нравилось, как я пою. У меня от природы низкий альт. И это, наверное, было очень трогательно, когда крохотная девочка стоит на стуле и выдает какую-нибудь «Цику-цака», а все вокруг умиляются: «Ах, какая миленькая!» Кстати, я никогда не пела бесплатно, ради собственного удовольствия. Сразу постановила, что за концерты мне полагается какая-никакая денежка.
— И что, вам платили?
— Попробовали бы мне не заплатить. А когда я пошла в первый класс, наша учительница по музыке специально пришла к нам домой и сказала маме, что мне нужно купить пианино. Я должна всерьез заниматься. Но куда его ставить, мы жили в одной тринадцатиметровой комнате. Да и зачем? Ведь Лайма будем врачом! Поэтому мое пение воспринималось как блажь. Я сама относилась к этому занятию без всякого уважения. И даже потом, когда всерьез занялась постановкой голоса и мой педагог по вокалу, прекрасный маэстро Заходник, убеждал меня, что я буду лучшей певицей Латвии, мысль, что все это несерьезно, меня не покидала. Я ведь даже поступила в медицинское училище, чтобы подготовиться к экзаменам в институт. Конкурс был огромный. Все прошла, все баллы набрала, ни крови, ни анатомички не испугалась. Но музыка в итоге оказалась сильнее моего намерения лечить, резать и спасать.
— Вы как-то сказали, что самое трудное — это найти себя в новом времени. Вы боитесь нового зала, молодой публики, для которой вы «живая легенда», под песни которой танцевали мама с папой?
— Нет, нисколько. Мне не страшно выходить на сцену перед молодой аудиторией. Я знаю, что в зрелости есть тоже своя красота и обаяние. Но я боюсь и ненавижу старость. Она отвратительна. Не сама по себе, разумеется. А из-за собственной беспомощности, зависимости, немощи. Доживать до нее имеет смысл, только если ты богат. Никто не будет решать за тебя твои проблемы. Ни дети, которых у меня нет, ни какой-нибудь собес или благотворительные организации. В сущности, в старости тебе нужно только одно — деньги. Много денег! Это единственное условие, при котором эпилог твоей жизни может выглядеть хотя бы пристойно.
— Знаю, что сейчас вы переживаете увлечение сериалами. Чем они вам так интересны?
— Гениальное средство от стресса. Ты уходишь в очередной сериал, и больше тебя ничего не интересует. Кстати, для меня еще один способ справиться со стрессом: не думать о том, что будет через месяц. Я даже попросила больше мне не показывать график моих выступлений. Что там будет через месяц или два, меня не интересует. Завтра и послезавтра — это максимальная временная дистанция, на которую я могу рассчитывать. Сериалы помогают уйти в другую жизнь. Но подчеркиваю: качественные сериалы. Как американский «24», или турецкий «Великолепный век». Там актеры совсем не врут, прекрасная режиссерская работа, множество неизвестных мне исторических подробностей. А у нас все время орут, не веришь ни одному слову, поэтому российские сериалы я почти не смотрю.
— А были моменты, о которых вы сожалеете и которые не хотели бы увидеть на экране?
— Конечно, были. Например, Филипп Киркоров до сих пор не может простить, как его привели со мной знакомиться, а я, не взглянув на него, сказала, что меня не интересует болгарский бэк-вокал. В свое оправдание могу сказать, что как раз в этот момент смотрела по видео гениальный фильм «Весь этот джаз» Боба Фосса и была просто не в силах переключиться на двухметрового болгарина, стоявшего в полутьме. «Ты даже не предложила мне спеть!» — возмущался потом Филя. А я больше всего хотела, чтобы меня оставили в покое и дали досмотреть кино. Но сейчас думаю, до чего же я была противная! И я действительно была очень противная. Изводила своих танцоров, заставляя их приходить на репетицию к 9 утра. Мне-то чем раньше, тем лучше. Я сумасшедший трудоголик, а им-то за что было страдать? Конечно, многое поменяла Америка. Я вернулась оттуда другим человеком. Надеюсь, что стала лучше.
— Как вы празднуете свой день рождения? Какому подарку обрадовались больше всего?
— Терпеть не могу свой день рождения. И подарки получать не люблю. Вообще, повышенное внимание к собственной персоне для меня всегда в тягость. ДР праздную летом, как английская королева. По-моему, это прикольно! Единственный подарок, который запомнила на всю жизнь, — это голубое летнее платьице. Мне его подарила сестра, когда я еще ходила в детский сад.
— И все! А ваши собаки?
— Собак нельзя дарить. Вы должны быть к этому готовы и очень этого хотеть. Таким подарком для самой себя стал мой ротвейлер Кэнди. Никого, кроме родных, я так не любила. Год я не расставалась с ней ни на день. Мы все время были вместе. Это было самое гастрольное мое время. Помню, как на Дальнем Востоке я плавала в каком-то горячем источнике, а Кэнди нервно ходила по балкону, туда-сюда. А потом не выдержала и прыгнула ко мне в источник прямо со второго этажа. Она любила меня больше всего на свете. Но без меня становилась совершенно неуправляемой. После того как Кэнди искусала мою маму, ее

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *