Последние комментарии

  • Максим Шишкин16 сентября, 21:35
    Тупые феминоидные статейки появляются с завидной регулярностью, как грибы после дождя). Оно бы и ничего вроде, собака...«Девочек не учат говорить „нет“». Текст о двух важных словах, которые помогут сбросить с себя груз чужих проблем и начать жить
  • Элина З16 сентября, 19:27
    Жизнь коротка....и человек должен успеть в ней стать счастливым....У этого мужчины это получилось! А что касается отр...«Девочек не учат говорить „нет“». Текст о двух важных словах, которые помогут сбросить с себя груз чужих проблем и начать жить
  • Элеонора Коган16 сентября, 15:55
    Да, интересно, спасибо. «Жила и умерла королевой и девственницей»

Любовница французского президента, пропавшие драгоценности и дворецкий

Любовница французского президента Маргерит Стенель прожила 85 лет и скончалась в доме престарелых 
Статуя обнажённой мадам Стенель стоит в одном из залов Елисейского дворца

В 1899 году президент Франции Феликс Фор (1841–1899) неожиданно умер от апоплексического удара… в объятиях любовницы — прекрасной Маргерит Стенель (1869–1954).

Жизнь Маргерит вообще была похожа на классический детектив: отношения с влиятельными мужчинами, брак с художником и кража драгоценностей с неизменным дворецким в качестве подозреваемого.

6 февраля 1899 г. президент Франции Феликс Фор — за год до того адресат письма «Я обвиняю» — неожиданно умер от апоплексического удара в Елисейском дворце. Одна из газет целомудренно написала, что причиной смерти стало «чрезмерное служение Венере», но в основном пресса умолчала о том, что он скончался в объятиях любовницы. Пресса умолчала, но шуток ходило без счета. Клемансо сказал: «Он ушел в пустоту. Там он будет на месте». 



И еще: «Le président a-t-il toujours sa connaissance?» «Non, elle est sortie par l’escalier de service!» «Игра слов „сознание“ — „приятельница“: „Президент еще в сознании? (с приятельницей?)“ — „Нет, она вышла через черный ход“». Саму его любовницу назвали «la pompe funèbre», а про президента тот же Клемансо высказался так «Il voulait être César, il ne fut que Pompée». Переводить не буду, неприлично, кто хочет — сам разберется. 



Любовницей была Маргарита Стенель (Steinheil), жена художника Адольфа Стенеля. Отношения в этой семье были вполне гармоничными. Многочисленные высокопоставленные любовники г-жи Стенель заказывали картины её мужу-художнику. В частности, для Елисейского дворца Стенель написал монументальное полотно «Президент вручает награды защитникам сожженного редута», за каковой труд получил от Республики 30000 франков и орден Почетного легиона. К сожалению, мне не удалось найти в Интернете фотографию шедевра. Тогда г-же Стенель удалось остаться в тени, но её имя снова всплыло через 9 лет. 

31 мая 1908 г. в 6 утра слуга семьи Стенель, Реми Куяр, вышел из своей комнаты на 4 этаже и стал обходить дом. Дойдя до второго этажа, он услышал стоны, доносившиеся из комнаты семнадцатилетней дочки Стенелей, Марты, которая, как он знал, была в отъезде. Он зашел в комнату и нашел там Маргариту Стенель, привязанную к кровати и с завязанным ртом. Он открыл окно и кликнул соседей (те обнаружили, что дверь не заперта). В других комнатах он нашёл Адольфа Стенеля и мать Маргариты, мадам Жапи. Оба были задушены. 

Мэг — Маргарита — рассказала, что нападавших было четверо: трое бородатых мужчин в чёрном и «очень вульгарная» ярко-рыжая женщина. Были похищены драгоценности и 7000 франков. 

Как положено в хорошем детективе, немедленно отыскался еврейский след. Неподалеку от дома Стенелей находился гастролировавший еврейский театр (на иврите). Накануне они играли пьесу «Каин и Авель». Как обычно делают гастролёры в Париже, костюмы они взяли напрокат. Но после спектакля недосчитались трех чёрных костюмов. 
Полиция некоторое время занималась еврейской темой, но не нашла ничего подозрительного: грабители были несомненными французами, а в театре, кроме никак не подходящего антрепренёра, по-французски никто не говорил. 

Тем временем опубликовали в газетах список похищенных драгоценностей. Он вызвал удивление: там не было ни одной по-настоящему ценной вещи. 

Как положено в хорошем детективе, Мэг стала обвинять дворецкого — Куяра. Она-де и раньше ловила его на вранье, однажды она зашла в его комнату и нашла там письмо от Марты к жениху, которое он должен был отправить, а вместо этого припрятал. И в данной истории он-де вёл себя подозрительно: сразу позвал соседей, как будто знал, что муж убит. 

Сюртэ не дала санкции на обыск комнаты дворецкого — мол, то, что он вёл себя неэтично с письмом, ещё не повод для обвинения. Но следователь на свой страх и риск обыскал комнату, нашел письмо и — в кармане куртки — жемчужину из похищенных драгоценностей, завёрнутую в шёлковую бумагу. 
В течение последующих нескольких дней все газеты подробно разбирали личность Куяра. Он обманул работодателей, сообщил, что раньше работал на строительстве метро... У него была молодая любовница... А у той — рыжая подруга... Куяр заявил, что был влюблён в Марту, потому и не отправил письмо, надеясь испортить отношения между Мартой и женихом. Кроме того, он сказал, что, если бы он был заодно с грабителями, они бы взяли гораздо больше — он-то знает, где в доме хранятся ценности. И шёлковая бумага совсем новая, а ведь прошло уже несколько месяцев. 

Тут последовал новый удар: ювелир сообщил, что ему принесли на продажу описанные драгоценности. Причем принесла их ни кто иная, как сама Мэг. 
Мэг созналась, что сама подкинула жемчужину дворецкому. В действительности, заявила она, нападал сын гувернантки. Он убил мужа и мать, а её пытался изнасиловать, но что-то его испугало, и он убежал. Дворецкого она обвиняла из страха перед угрозами. Разыскали сына гувернантки. У него оказалось железное алиби. 



К этому моменту у полиции накопилось много подозрений к Мэг: 
— Она была связана слабо и могла освободиться без посторонней помощи.
— На колене Мэг нашли чернильное пятно, а в комнате мадам Жапи был опрокинут чернильный прибор.
— По её словам, грабители были вооружены, и непонятно было, зачем они задушили своих жертв.
— При эксгумации оказалось, что мадам Жапи вообще не была задушена, а подавилась вставной челюстью, когда ей завязали рот кляпом. Это значит, что всё происходило гораздо раньше, до того, как мадам Жапи отправилась спать, и подрывало показания Мэг.
— Всю ночь на улице бушевала буря, а на паркете нигде не осталось следов.
— На вопрос, как это грабители пощадили её, Мэг сказала, что её приняли за ребенка.
— По распоряжению Мэг домашняя собака отсутствовала на месте в ночь убийства. 

Мэг была арестована и в ноябре предстала перед судом. На суде, естественно, вовсю обсуждались истории её многочисленных любовных похождений. Многие любовники, как, например, король Камбоджи, сидели среди публики. В течение суда она несколько раз шокировала публику своей откровенностью. 

— Почему вы говорили неправду?
— Я защищала свою свободу как женщины! 

— Верно ли, что вы встречались с любовниками в гостинице?
— Да, я могла позволить себе такую роскошь! 

Адвокат изобразил её несчастной женщиной, в молодости любившей бедного лейтенанта (тот был предъявлен суду), насильно выданной за Стенеля и искавшей утешения в многочисленных связях. Присяжные долго тянули с вердиктом, и в 1:30 ночи наконец объявили, что считают её невиновной. 

Она тут же уехала в Англию, в 1917 г. вышла замуж за лорда, пережила его и умерла в 1954 г. В Англии она издала мемуары, в которых ни словом не упомянула ни президента, ни убийство. 

Любители конспирации обвиняют спецслужбы, которые, дескать, хотели ликвидировать бумаги, связанные с президентом. Антидрейфусары обвиняли её в том, что по заданию евреев она отравила Фора, а потом евреи расправились с её семьей. Что там произошло на самом деле — так никто и не знает.

'

Популярное

))}
Loading...
наверх